Владимир Гордеев

Владимир Гордеев

Я делаю сайты на Joomla!

1Joomla - самая популярная SMC

Все сайты мира работают на системах управления контентом (SMC) - так называемых "движках".  Самыми популярными в России движками являются российский "Битрикс" (среди платных) и импортная Joomla (среди бесплатных), свободно распространяемая под международной лицензией GNU GPL.

Я однозначно выбираю Джумлу как продукт, обладающий той же надежностью, что и "Битрикс", но с более широким функционалом. Важно и то, что все обновления Джумлы абсолютно бесплатны, тогда как за обновления функционала "Битрикса" вам придется постоянно платить.

2Joomla универсальна

Сайты на Джумле имеют огромное преимущество перед "самописными движками", на которые нас пытаются подсадить веб-студии. В работе со студиями вам придется платить за малейшую правку кода. При этом уйти от студии, если, скажем, она закрылась, и перенести сайт на другой движок будет трудно - мало какой программист захочет ковыряться в чужом объемистом коде.

С сайтом, сделанным на Джумле, без труда справится любой другой вебмастер. Он сможет изменить дизайн, добавить неограниченное количество новых модулей и плагинов.

3Возможности Joomla безграничны

На Джумле можно сделать сайт-визитку, презентационный сайт, блог, интернет-магазин, социальную сеть, новостной портал, - практически всё, что угодно.

Например, на Джумле сделан внутренний корпоративный портал для сотрудников EBay, информационный центр ООН, интернет-магазины IKEA в Саудовской Аравии и Кувейте (это стало возможным благодаря тому, что в свежие шаблоны Джумлы встроена поддержка RTL языков).

4Joomla использует новейшие технологии
responsible
Джумла написана на языке программирования PHP 5, а за внешний вид сайта отвечают каскадные таблицы стилей CSS 5. PHP 5 и CSS 5 - последние мировые стандарты.
Т3 Framework - это фреймворк, разработанный американской компанией Joomlart для шаблонов Джумла, который гарантирует адекватное отображение сайта на мониторах всех устройств. Помимо Т3, есть и другие фреймворки, но я выбираю этот за гибкость настроек и высокую скорость загрузки.

5Администрировать сайты на Joomla очень просто

Джумла имеет довольно симпатичную админку, пользоваться которой легко и приятно. Вы сами сможете добавлять страницы и разделы, писать и редактировать тексты, пользуясь текстовым редактором, удивительно напоминающим традиционный Word, вставлять картинки и видео, создавать фотогалереи. Каждый заказчик получает от меня подробную и внятную инструкцию, как пользоваться сайтом.

А сейчас вы можете заказать сайт у меня!

Мои рабочие контакты:

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
Skype: vgordeev_vbv
Телефон: 8 (981) 596-75-23

За каждым сайтом, сделанным на заказ, я приглядываю как за своим собственным.

Гость из прошлого

(фантастический рассказ)

Это случилось пятнадцать лет назад холодным январским днем. Я сдавал «хвост» по теории электрических цепей и вышел с аудитории последним. Продолжались зимние каникулы, но даже для каникул на Большой Морской было необыкновенно малолюдно. Зимний день клонился к закату, в розовой морозной дымке блестел купол Исаакиевского собора.

Мне сразу показалось, что здесь что-то не так – в этом куполе, в этой улице, этом дне. Все вокруг выглядело необыкновенно странным, подозрительным, и чувство облегчения, наступившее после успешной сдачи хвоста, развеялось как дым. Мгновенно захотелось выпить. Но в карманах было почти пусто, и я, шагая по скрипящему снегу, с глупым видом уставился под ноги, наивно надеясь обнаружить там кем-то оброненную купюру. Неожиданно мне повезло: пройдя всего несколько шагов, прямо возле бордюра я обнаружил торчащий из снега зеленый бумажный край с цифрой «100».

Я осторожно потянул бумажку, за ней потянулся шлейф других купюр, примерзших друг к другу. Зелененькие, красненькие бумажки, заламинированные льдом, накрепко примерзшие не только друг к другу, но и к асфальту… Это была какая-то незнакомая мне валюта. Я сообразил, что просто так целые пачки денег никто не теряет, и в этом обязан быть какой-то подвох. Тут на меня упала чья-то тень. Какой-то человек, - высокий плотный мужчина иностранного вида, - в теплом пальто с меховым воротником и, как мне показалось, старомодной шапке разглядывал меня сверху вниз с загадочным выражением лица. «Вот сейчас меня, дурака, и разведут на бабки», - испуганно подумал я, совершенно забыв, что разводить меня, бедного студента, по сути-то не на что.

Сделав вид, что я склонился над бордюром исключительно для того, чтобы завязать развязавшиеся шнурки, я застегнул и расстегнул на зимнем сапоге молнию, а потом резко выпрямился и, небрежно насвистывая и постоянно ускоряя шаг, отправился, точнее, ринулся прочь.

В плане кабаков в здешних краях было негусто. Но в одном гастрономчике на углу имелась стойка, где разливали дешевое пиво и портвейн. Туда-то я и влетел. Пристроившись в короткую очередь и оглядевшись, я увидел, что в магазине произошла перепланировка. Вместо стойки был поставлен ларёк, а возле ларька появилась лестница на второй этаж и, что самое удивительное, лифт. На полках были выставлены пакетики с непонятной снедью и бутылки, которых я прежде никогда в глаза не видел, с заграничными небрендовыми названиями. И среди этого набора, кажется, ни одной бутылки пива!

Возле окошечка тупила бабка, а за ней – и передо мной - стоял парень с кофром, положенным на плечо. Не замечая меня, он тыкал этим кофром прямо мне в физиономию. Не выдержав, я толкнул кофр вперед . Инструмент стукнул парня по затылку, я тут же злорадно извинился. Бабка, наконец, ушла и настала очередь парня, но вместо того, чтобы сделать заказ, он открыл дверцу и вошел в ларёк, где, видимо, работал продавцом. Я подумал, что парень пошлет меня ко всем чертям, или скажет продавщице, сменщиком которой он являлся, чтобы не обслуживала меня. Но вскоре я перестал об этом думать, потому что страх и мучительная тоска охватили меня окончательно.

За какие-то пятнадцать минут в моей голове столпилась целая куча вопросов без ответов. Почему парень так странно себя вел? Зачем он стоял в очереди с покупателями, если работает в ларьке? И откуда взялся этот странный ассортимент? И куда подевался прежний знакомый магазин? Откуда взялись лестница и лифт, ведущие в жилые помещения? И эта странная валюта… И тот иностранец.

- У вас пиво есть? – спросил я в окошечко.

Продавщица и ее сменщик, уже поставивший кофр в углу и напяливший белую шапку, озадаченно переглянулись. Выдержав значительную паузу и пожевав губами, парень сказал с прибалтийским акцентом:

- Попробуй спросить на втором этаже, там тоже есть ларёк.

Промолвив «ладно», я поднялся на второй этаж. Там действительно обнаружился ларёк с похожим ассортиментом и… двери, бесконечные, уходящие вдаль двери квартир с одинаковыми кадками традесканций вдоль стен. Моя правая рука, засунутая в карман куртки, автоматически сминала и разминала десятирублевую купюру, когда я мертвым взглядом исследовал чуждый, как с другой планеты, прилавок. Я не решился заказать бутылку темно-коричневой бурды, отдаленно похожей на портер. Вместо этого я зачем-то вызвал лифт.

Он пришел быстро. Открылись двери. Внутри уже находились пассажиры, - группа малолетних сопляков лет по пять, довольно легко, не по сезону одетых. Мне сразу расхотелось ехать в лифте, но пасовать перед детьми было стыдно. Зайдя в лифт, я нажал на первую снизу кнопку. Она не была пронумерована, так же как и остальные кнопки, но кнопки первого этажа , как известно, всегда находятся снизу слева. На белой поверхности кнопки загорелась цифра «1».

Вдруг детская ручонка хлопнула меня по руке и сердитый голосок пропищал:

- Невежливо лезть без очереди!

Пальчик нажал на нижнюю правую кнопку – и единичка погасла. Потом тот же пальчик несколько раз надавил на кнопку чуть выше. Загорелась цифра «-1».

«Подвальный этаж» - понял я и снисходительно сказал этому пальчику:

- Ну, черт с тобой.

Наверное, на подземной автостоянке, о существовании которой я прежде и не подозревал, детей дожидаются родители или, например, детсадовская воспитательница, чтобы вести их на какой-нибудь утренник в кукольный театр. Хотя… какой утренник? На дворе уж смеркалось… А лифт продолжал ехать. По гудению и легкой дрожи стен и пола я догадался, что лифт мчится с очень приличной скоростью и продолжает ее наращивать.

С тревогой, грозящей перейти в панику, я оглядел детей. Их лица были сосредоточенны. Тот мальчик, который хлопнул меня по руке и нажал «подвальный» этаж, чем-то был похож на меня в детстве – такие же соломенные волосы, такое же круглое добродушное лицо, вот только глаза – они были такими же серыми, как у меня, но не в пример более внимательными и осмысленными. Я протянул руку и медленно снял с его головы шапчонку. Лифт мчался в ад, и я всерьез рассчитывал найти на белобрысой голове ребенка, между тонких мягких волосиков, маленькие беленькие рожки.

Ребенок поднял на меня умные глаза. На его лице читался немой вопрос: «Ты что, дядя, спятил?»

- Куда мы едем?! – заорал я, треская кулаком, в котором стискивал детскую шапку, по стене. – Что тут происходит, черт возьми?!

- Что вы орёте? – испуганно спросила одна из девочек, отбегая от стены на середину.

- Мы едем во Владивосток, - сказал мальчик, похожий на меня.

- Что ты несешь, бесенок.

Но слово «Владивосток», искреннее возмущение детей и в то же время какое-то необыкновенное для детей хладнокровие подействовали на меня успокаивающе. Ну, хорошо, по всему выходило, что правы были они со своим «Владивостоком», а я был неправ, начав истерить. И, главное, мы не едем в ад. Теперь надо было спокойно во всём разобраться.

- Меня зовут Петя, - спокойно, даже равнодушно, в чем читалась какая-то наигранность, сказал мальчик, похожий на меня. Я понял, что он пытается вести себя со мной, как в фильмах полицейские ведут себя с опасными сумасшедшими.

- Где я оказался? – сдерживаясь, спросил я.

- Сейчас мы пролетаем где-то под Уралом, - невпопад ответила девочка.

- Я говорю… Мы выехали из Петербурга?

- Знаете, что, а давайте не поедем во Владивосток? Поехали лучше к моей сестре. Она – взрослая и во всём разберется, - предложил Петя, и дети, под моим обескураженным взором, провели короткий диспут, во время которого постановили вернуться в Петербург и свезти меня к Петиной сестре.

- А на экскурсию на морскую станцию съездим завтра, - подытожил Петя.

Через три минуты мы вынырнули на поверхность. Светило яркое, но не слепящее солнце. Щурясь, прикрывая глаза ладонью, я оглядывал странный футуристический город, весь какой-то неприятно-приземистый, в бесконечных переплетениях дорог, улезающих под землю и вылезающих вновь. Мы погрузились на неуклюжую платформу с жесткими неудобными сиденьями, причем детям пришлось скинуться и заплатить за меня.

Платформа медленно набирала скорость.

- Это что, Петербург?!

С изумлением глазел я по сторонам, уже окончательно свыкшись с тем, что какая-то неведомая сила забросила меня в будущее. Вдруг я увидел нечто дикое, и опять чувство страха охватило меня липкими щупальцами. Только теперь к чувству страха примешался сильный привкус отвращения.

Мы ехали по гребню холма, а снизу бежал блестящий монорельс. Под нами, грохоча металлом, проехало что-то похожее на глубокую и очень длинную баржу. На дне баржи, в бурой вонючей грязи, лежали голые люди разных полов. У всех были большие и грубые тела с бледной кожей, заляпанной грязью. И все они совокуплялись, а точнее, замерли в немыслимой комбинации, засунув в свои дырки и дырки своих соседей все, что можно было туда засунуть из своих и чужих частей тел. Их глаза были закрыты в вечном блаженстве, но даже сквозь далекие закрытые веки отчетливо читалась тупость и похоть. Эта огромная бледная каракатица проехала под нами и, забывшись, я заорал от возмущения:

- Что это за еще уродство?! – а потом, вспомнив, что со мною дети, заорал еще громче. – Нет! Нет, не смотрите туда, не надо! Забудьте!

Поскольку я сам же и снял свой вопрос, дети послушно повернули головы обратно и с пристальным любопытством стали смотреть на меня в ожидании новых вопросов, но я предпочел молча дожидаться встречи с умной Петиной сестрой.

Прошло каких-то пятнадцать минут. Мне давно уже стало жарко, и я сбросил с себя и куртку, и шапку, и даже снял свитер, оставшись в майке с надписью «АС/DC».В этой части города царило лето.

Петя, перебросившись несколькими фразами с пустым пространством перед собой, сообщил, что скоро мы приедем, и что нас будут встречать.

Мы подъехали к огромному жилому комплексу странной конструкции, напоминающей врытую в землю баранку. Середина полукольца была испещрена точками окон, а верхняя и внутренняя части состояли сплошь из открытых площадок, где, нарушая всякие законы гравитации, стояли столики и стулья, из ящиков высовывала бутоны герань и прочие домашние цветы, расхаживали люди с кружками чая и коктейльными бокалами, беседовали, а многие просто дремали, удобно расположившись в шезлонгах.

Мы выгрузились из нашего убогого драндулета, который, как оказалось, умел и летать, на одной из таких площадок. Я долго не отпускал края устройства, хотя оно сердито вибрировало и порывалось уехать. Мне было боязно видеть далеко под своей головой землю. Меня начало мутить, и я все порывался победить закон антигравитации, царящий здесь, то есть, встать с ног на голову. Дети уже давно высыпали на площадку и вовсю носились по ней, чтобы показать мне, что это безопасно.

- Через пять минут вы привыкнете, - раздался нежный, словно хрустальный голосок, и я отпустил края драндулета, чтобы увидеть владелицу этого чудесного голоса в нормальном, а не перевернутом виде. Платформа, гудя как рассерженный овод, умчалась по своим делам.

Петина сестра, Мариэтта, была старше меня лет на пять. У нее были огромные темные глаза, красивые губы и очень тонкие руки… словом, это была настоящая красавица. При этом на ней висело абсолютно бесформенное платье, больше напоминающее толстые детские подгузники. Оно совершенно не подчеркивало ее фигуру, отчего я сразу сделал вывод, что Мариэтта – та еще скромница. Это было приятно осознавать, особенно после недавнего лицезрения человеческого непотребства в той «живой каракатице».

За Мариэттой вышли остальные Петины родственники. Тут была почти вся семья – благообразный отец семейства, прекрасно выглядящая мать, одетая не в пример изящней и свободней дочери (впрочем, одежда Мариэтты все равно была более, так сказать, «молодежной»). Кивком головы поприветствовал меня седовласый дед, похожий на какого-нибудь барона из костюмного боевика, и сразу же ушел со стаканом на край площадки под тень платана, где стоял широкий стол, рассчитанный на большую и дружную семью.

Были вынесены прохладительные напитки и закуски, мы расселись. Когда все поняли, что я чувствую себя уже достаточно непринужденно, начались расспросы. Мариэтте понадобилось меньше минуты понять, что я – гость из прошлого.

- Какой же нынче год? – воскликнул я.

- С прошлым тебя разделяет бездна, - ответствовала Мариэтта.

- Так какой же?

- 3590-й.

- Впрочем, это бездна лишь по человеческим меркам, - заметил Петя.

- Но вы же умеете путешествовать во времени?

- Таким образом, как ты?.. – Мариэтта пожала плечами. Она сидела рядом со мной, и тут же принялась проводить прямо перед моим носом какие-то манипуляции - как будто щелкала по кнопкам клавиатуры, установленной на моем лице.

- Извини за нескромный вопрос, Мариэтта, но что ты делаешь?

- Ищу информацию.

- Но – как? – воскликнул я, впрочем, подозревая, что в будущем в целях экономии жизненного пространства компьютеры и вообще информационные сети будут выноситься в близлежащее параллельное пространство, а зашифрованные при переносе в то пространство пользовательские терминалы станут невидимыми для всех, кроме их владельцев. Таким образом, информация станет полностью конфиденциальной.

Мариэтта лукаво улыбнулась, словно прочитала мои мысли:

- Нет, прости, ничего не удалось найти. Ну, да это пустяки. Ты ведь не спешишь?

Все, включая меня, рассмеялись.

Находясь за пределами своего времени, спешить действительно было некуда.

- Потом мы еще поищем, а пока позволь представить тебе моего брата Свена.

На площадку взбежал парень со скандинавской внешностью, полностью соответствующей его имени. На нем была спортивная форма, похожая на футбольную.

Мать всплеснула руками.

- Господи, мы и забыли, что сегодня – полуфинальный матч!

- Через полчаса мне надо быть в раздевалке, - заявил Свен. - Я забежал за вами, чтобы отвезти вас на стадион!

- Свен, это наш гость из прошлого, - представила меня хозяйка, а Петя уважительно добавил: «С конца ХХ века прибыл!»

- Ух ты, - сказал Свен, пожимая мне руку.

- Привет! – сказал я. - Во что играешь?

- В футбол за сборную России. Сегодня даем бой французам.

Ничего себе! Я познакомился с футболистом сборной России. Да еще из будущего. Таким знакомством уж точно никто из моих друзей похвастаться не мог.

И тут Свен сделал неожиданное предложение:

- Слушай! А хочешь сыграть за сборную России?

- Ха-ха! – рассмеялся я. – Конечно! А можно?

- Конечно.

Прикольный малый Свен.

Но еще прикольней оказалось, когда мы прибыли на стадион, размещенный в исторической части города. Тут сохранилось или было воссоздано множество исторических объектов – в том числе Исаакиевский собор, и здание моего университета, - это-то и сбило меня с толку, когда я совершил прыжок во времени. Стадион, однако, был достаточно новый и походил на большой утюг или крейсер. Да и располагался он на Неве, на месте крейсера «Авроры». Так вот, самое прикольное случилось тогда, когда Мариэтту, Петю и всех их родственников Свен проводил на места для зрителей, а меня втолкнул в неприметную бронированную дверь. Дверь распахнулась. В большом помещении на низких диванах сидели игроки и слушали тренера.

Тренер уже сказал все, что хотел, когда мы ввалились. Он сурово посмотрел на Свена и сообщил, что тот как всегда опоздал.

- Ладно, передашь Свену в двух словах мою установку, - бросил он одному из футболистов по пути на выход. – А теперь все на разминку.

- Постойте, тренер, я нового игрока привел.

- Игрока? – тренер национальной сборной смерил меня взглядом.

– Ты когда-нибудь на поле выходил, сынок?

- Я, конечно, играл… - забормотал я в полном смущении, краснея как девица, – но знаете… так… на любительском уровне.

- На воротах стоял? – перебил меня тренер, взглядом пытаясь проникнуть мне прямо в душу.

- Стоял. Но, опять же…

-Ладно, хорошо. Выйдешь с первых минут, а то Фил что-то хандрит. Макарыч, подбери ему форму.

Свен от души хлопнул меня по плечу.

- Не робей! – напутствовал меня он. – Я – капитан команды и буду тебя прикрывать. Прорвемся!

Наконец, мы вышли на поле. Оно смутило меня своими размерами.

Ширина его была меньше стандартного в три раза, а длина короче раза в два. Ворота стояли не напротив друг друга, а параллельно друг другу на одной из боковых линий. В метре за аутом находилась стеклянная стена с отверстиями, и там сидела немногочисленная публика – человек шестьдесят болельщиков сборной России и человек сорок французов.Тренерские штабы смешались с фанатами. Вопли болельщиков и инструкции тренеров доносились сквозь стену как легкий рокот моря.

Мои коленки, прежде предательски дрожавшие, как-то сами собой успокоились, и я вышел на поле даже без особого мандража.Судья свистнул, и игра началась.

Тут я уж окончательно успокоился. Сначала выяснилось, что по правилам запрещены длинные передачи, поэтому никаких навесов в штрафную площадь не было, а потом оказалось, что нападающие вообще не стремятся забить. При том, что их, в общем-то, не держали и давали им тщательно прицелиться, они били несильно и мягко мне прямо в руки. Так что я двадцать минут успешно защищал ворота, а Мариэтта из-за ворот ласково мне улыбалась и подымала большие пальцы. Ну, а потом судья свистнул, и матч завершился.

Счет был нулевой.

Свен в середине поля начал что-то обсуждать с капитаном французов Анри Варелли . Потом они подозвали судью. Судья долго кивал, наконец, поднес ко рту свисток.

Вернувшись в штрафную, Свен сказал, что раз счет нулевой, будут послематчевые пенальти, но чтобы я на этот счет не беспокоился, и даже если и забьют, чтобы я себя не проклинал.

Сначала били французы. Игроки обеих команд столпились во вратарской, так что я оказался вытеснен за линию ворот. Их голкипер навесил. Мяч застрял в толпе, долго путался в ногах, а потом его выкатили из штрафной, и судья немедленно свистнул.

Вся толпа переместилась на поле противника, но вместо того, чтобы оккупировать вратарскую, рассредоточилась на ее линии. Французский вратарь растопырил руки. Я навесил. К сожалению, прямо на голову французскому защитнику. Тот аккуратно сбросил мяч во вратарскую, Свен выставил ногу, и мяч вкатился в угол. Вратарь прыгнул как в замедленном кино и поймал воздух.

1:0 в нашу пользу.

Мне стало слегка не по себе, когда похожую комбинацию решили провернуть у нас. Только на этот раз во вратарской находился капитан французов Анри Варелли. Их вратарь подал, Анри высоко выпрыгнул и нанес мощнейший удар лбом. Я наугад выставил руки, мяч врезался мне в висок и залетел в ворота. Курьезный гол, но клясть себя было некогда, потому что все с топотом побежали отыгрываться.

На этот раз команда противника даже не стала заходить в штрафную, - все пространство перед воротами заняли наши игроки. Я мог даже не целиться. Но все-таки я попытался найти светлую голову Свена на дальней штанге. После моего крученого удара мяч взвился в воздух и, приземлившись на перекладину ворот противника, немного там попрыгал, попрыгал и скатился сверху на сетку. Однако их вратарь не растерялся: он ловко стукнул рукой снизу по сетке рукой и выбил мяч обратно в поле, на дальнюю штангу. Тут уж Свен не сплоховал: сложившись, он неотразимо пробил «ножницами», и мяч вонзился в «девятку». Все сделали вид, что не заметили жульничества.

Судья дал три оглушительных свистка. Сборная России победила по пенальти.

В раздевалке все меня хвалили, пришли даже игроки французской команды.

- Не совестно проиграть сборной, у которой стоит на воротах такой выдающийся вратарь, - сказал Анри Варелли, крепко стискивая мою руку.

Даже тренер удостоил меня сдержанной похвалы, заметив, «где же раньше ты был?»

Когда восторги поутихли, а футболисты заторопились в душевую, поскольку всех ждали на стадионе семьи, я отозвал Свена в сторонку и тихо спросил:

- Что это было, Свен? Почему мы били два пенальти, а они только один? Почему вообще…

- Чудак, да потому что на нашем поле играли! – сказал Свен. – Погоди, да ты, кажется, недоволен, что команда победила?

- Нет-нет, я доволен!

Мариэтта и ее семья дожидались нас на баке крейсера-стадиона. С неба крупными хлопьями падал снег. Уже наступила ночь, и город был залит огнями.

Стадион дал победный залп из всех орудий и вдруг тронулся с места, взломав на Неве лед.

- Какая красота, - сказала Мариэтта, придвигаясь ко мне.

- Да, город будущего… Санкт-Петербург, - сказал я и, воровато оглянувшись, накрыл ее тонкие пальцы ладонью. Мариэтта не стала высвобождать руку. Она мягко засмеялась.

- Я про твою игру. А Петербург… Что – Петербург? Окраина мира, жалкий провинциальный городишко на всеми забытом краю света.

- Да ну, Мариэтта, не может быть! – сказал я.

Но грустный, потерянный взгляд Мариэтты показал, что еще как может быть, что так оно и есть.

- Даже если так… все равно ведь Земля была и останется… колыбелью человеческой цивилизации!

Но и это, по-видимому, было не так. И мечты Мариэтты были устремлены к далеким звездам, где в блеске и роскоши проводит дни человеческая элита, давно позабывшая Землю, эту грубую люльку, в которую бросила их тысячи лет назад неведомая небесная кукушка.

День подошел к концу. Мы вернулись в лето, на нашу площадку. Уже был накрыт стол, и над свечами вились ночные мотыльки, похоже, что декоративно-искусственные. Меня пригласили остаться и гостить, сколько мне заблагорассудится, и я, глядя в большие глаза Мариэтты, с готовностью откликнулся на это щедрое предложение.

Ужин прошел быстро. Петя за день устал и закемарил пряо за столом, поэтому шумного застолья не получилось. Свен готовился к полуфинальному матчу всю неделю и тоже клевал носом. В конце концов, на площадке остались только мы с Мариэттой.

- Эврика! – вдруг воскликнула Мариэтта. - Кажется, я нашла способ вернуть тебя в прошлое.

Я встрепенулся, чуть не облив себя слабоалкогольным напитком, который пестовал в руках вот уже полчаса. В кресле было так хорошо и покойно, что я чуть не уснул. Протерев глаза, я сказал:

– Куда спешить, Мариэтта? И потом… мне надо тебе так много всего сказать.

Она приложила палец к губам:

- Ты что, не понимаешь, что потом они тебя не отпустят?

- Кто – они? – тоже переходя на шепот спросил я, впрочем, уже подозревая ответ.

- Все они. Свен, Петя, папа, мама, дедушка. Все.

- Да что ж они – сумасшедшие ученые? – попытался я перевести все в шутку. – На кой я им сдался? Что, они ставить опыты на мне хотят, как на самом необычном путешественнике во времени?

- Они не хотят, чтобы ты вообще путешествовал во времени. Они хотят оставить тебя себе и носиться с тобой как с редкой диковиной.

- Пускай! Всеобщее восхищение мне не повредит, - отмахнулся я.

Я пытался геройствовать, но понял, что это не очень похоже на геройство, а скорее смахивает на какое-то глупое стремление к комфорту, свойственное скорее животным, чем человеку. А ведь я сейчас являюсь единственным здесь представителем ХХ века, эпохи, отмеченной научно-техническим прогрессом, великими интеллектуальными и гуманитарными свершениями.

- Полагаю, ты права. Надо рвать когти! – решительно сказал я, ставя стакан на стол. Не хватало еще опозорить свою эпоху.

- К тому же потом тебе будет невероятно сложно совершить обратный прыжок во времени, - продолжала убеждать меня Мариэтта. – Твое путешествие граничит со сновидением, и чем дольше ты будешь жить в этом времени, тем сильнее будешь забывать свою настоящую жизнь! В конце концов, ты окажешься в ненастоящем, а воображаемом прошлом!

- Да говорю же тебе, я все решил! Немедленно отправляюсь назад. Говори, что для этого нужно сделать?!

- Попробуем вернуться в те места, где ты впервые осознал, что совершил прыжок. Или в какие-нибудь другие места, хорошо знакомые тебе. Выдвигаемся немедленно!

- Ладно-ладно. Только это… - я нерешительно взглянул на нее. – Мне бы сходить по-маленькому.

- Что?

- Путь длинный, говорю. Могу не дотерпеть. Где тут у вас сортир? – напрямик спросил я.

- А, сейчас провожу.

Каково же было мое изумление, когда она проскользнула в довольно просторный туалет, весь сияющий каким-то неестественным бирюзовым цветом, следом за мной.

- Но… Мариэтта, зачем это? У нас так не принято.

- Ничего. У нас так принято, а ты мой гость, так что не стесняйся, - и Мариэтта, призывно взглянув мне в глаза, положила одну руку мне на ширинку, а другой обвила мою шею. – Я знаю, что ты этого хочешь… Да и мне не хочется отпускать тебя, не оставив ничего взамен… А так со мной останутся приятные воспоминания.

Она поцеловала меня, и я подумал, да что я, в самом деле, как ребенок. Ведь я же и хотел остаться здесь ради нее… В первую очередь, ради нее… Я обнял ее, чувствуя как таю в неге. Я позволил ей всего себя раздеть, и взялся за застежку ее нелепого комбинезона. Сейчас я освобожу ее тело.

Комбинезон падает к ногам, и я задыхаюсь от ужаса. Передо мной – скелет, обтянутый прозрачной, как вода, тощей плотью. Внутри вспухает и опадает красное большое сердце, разгоняя по невидимым артериям алые потоки крови, и эти горячие, кипящие струи тают в пустоте. Ее загорелая ладонь на невидимой кисти тащит мой вздувшийся член к какому-то отвратительному красному мешочку, дрожащему на тазобедренном суставе.

Я крепко зажмуриваюсь. Я должен быть благодарен Мариэтте за ее труды, за ее страсть, за ее заботу обо мне. Красный мешочек засасывает мой член, а я целую Мариэтту в губы и мысленно повторяю: «Это боди-арт, это боди-арт… Ничего не поделаешь, такая у них мода». Проявив невероятное усилие воли, я кончаю, и скелет Мариэтты с благодарным вздохом повисает на мне.

- Какая красота, - выдыхаю я ей в ухо.

Потом мы молча ехали на какой-то воздушной дрезине, прижавшись плечами. На Мариэтте снова был ее комбинезон, а также я настоял, чтобы она надела теплую куртку. Я не стал дожидаться, когда мы доберемся до Большой Морской. Мы высадились на исторической окраине города – Пулковских высотах. Поднялась метель и, право слово, разницы не было никакой – 1997-й год или 3590-й. Где-то невнятно мерцали огни, и всё застилал летящий словно из-под земли снег. В какой-то момент мы расстались с Мариэттой, точнее, она просто перестала шагать за мной. Еще минут пять я чувствовал за спиной ее присутствие, а обернувшись, видел ее силуэт, который с каждым моим шагом становился все бледнее и бледнее. Наконец, ступив в какой-то особенно глубокий сугроб и крепко выругавшись, я почувствовал, что что-то изменилось. Мир как будто в одно мгновение перестал быть странным. Запыхтев, я побежал вперед и наткнулся на склон. Вскарабкавшись наверх, я перемахнул через ограждение, и тут же был почти что ослеплен фарами маршрутки. Тогда я замахал руками, и она остановилась  

Владимир Гордеев
Январь 2013

sasha

Александра Сперанская

Художник, преподаватель живописи и рисунка

www.speranskaya.pro

 
Володька Данихнов

Владимир Данихнов

Писатель-фантаст и просто писатель

www.danihnov.ru

koval

Алексей Ковалев

Основатель компании Securicam

securicam.ru

ungard

Евгений Унгард

Драматург, сценарист, рыбак, лауреат премии "ТЭФИ"

lora

Лора Белоиван

Писатель, художник, учредитель и директор реабилитационного центра для тюленей

hagerzak.org, sealsinneed.com

dobrun

Игорь Добрун

Мистик

marina suris

Марина Сурис

Дизайнер, иллюстратор

surmarina.blogspot.co.il

gleb

Глеб Щенников

Музыкант, певец, актер, преподаватель режиссуры и мультимедиа в СПбГУП

bulatnikova

Дарья Булатникова

Писатель, сценарист

stromova

Екатерина Стромова

Диверсант культурного суглинка

danilov

Дмитрий Данилов

Писатель

ddanilov.ru

fedotov

Дмитрий Федотов

Компьютерный художник и режиссер-мультипликатор

mr-absinth.com

inna ponochevnaya

Инна Поночевная

Философ, социолог религии

ipnch.ru

anton

Антон Соломарский

Проффесионал

nehaev

Сергей Нехаев

Журналист, музыкант, спецкорр первых мистических новостей на ТВ3

Богерт

Максим Базылев

Кино и маркетинг

Миша Городецкий

Михаил Городецкий

Художник

Яна Данихнова

Яна Данихнова

Педагог и психолог

Алекс Сурис

Саша Сурис

Дизайнер, иллюстратор, флеш-аниматор

pleasestation.com

Angler Fish

Александр Митилинеос

Видный химик

vika

Виктория Дмитриева

Руководитель и клавишник группы FLOOR SEVEN

floorseven.info

Алесс

Елена Панфилова

Директор "Трансперенси Интернешнл Россия"

transparency.org.ru

zenuk

Игорь Зенюк

Художник компьютерной графики

zaitsev

Олег Зайцев

3D-аниматор в "Смешариках"

Анна Егорова

Анна Егорова

Журналист

phil

Филипп Кольцов

Член Союза композиторов РФ, Лауреат Всероссийской премии и обладатель Почетного статуса "Национальное Достояние"

koltsov.biz

olga

Ольга Пономаренко

Художник

mor

Жанна Пояркова (Мор)

Инженер, рабочий человек

yasher.net

bakri

Наталия Крупенина

Редактор

bushuev

Дмитрий Бушуев

Дизайнер по интерьерам

gerus

Наталья Герус

Фотограф

ngerus.wix.com

usov

Михаил Усов

Поэт, инструктор по стрельбе

Валерий Черкашин

Валерий Черкашин

Продюсер

walkingmanstudio.com

Антон Ботев

Антон Ботев

Аналитик

Валерий Подлясский

Валерий Подлясский

Художник

Ромик

Роман Юдин

Фаталист, игрок

Виталий Солопов

Виталий Солопов

Искатель

llama-ana

Анна Реперьяш

Продюсер

borka

Борис Этингоф

Флеш-программист, джава-программист

http://www.sixtyfps.com.au/

Инна Алтунашвили

Инна Алтунашвили

Художник, преподаватель Санкт-Петербургского художественного училища им. Н. К. Рериха

altunashvili.ru

 
Мария Ботева

Мария Ботева

Писатель

sites.google.com/site/maboteva/

 

 

 

Page 14 of 14

Я - в социальных сетях

Контакты

E-mail: vl

Skype: vgordeev_vbv

Разное

logo s